Стив Джобс. Человек, который думал иначе (26 стр.)

Сестра Стива Джобса, писатель и профессор Калифорнийского университета, Мона Симпсон, на поминальной службе 16 октября в Мемориальной Церкви Стэнфордского университета произнесла несколько слов о брате, рассказав о некоторых деталях их жизни и описав последние секунды его пребывания на земле.

Я всегда ждала человека, который бы беззаветно любил меня, а я его. Многие десятилетия я думала, что если в моей жизни и может быть такой мужчина, то это только папа. Но когда мне исполнилось 25, я встретила именно того, о ком мечтала. Им оказался мой брат

В то время, в 1985, Мона жила в Нью-Йорке, пыталась писать свой первый роман и работала в небольшом магазинчике. Когда прокурор уведомил ее о том, что нашли ее брата, Мона с коллегами поспорила, что им окажется как минимум Джон Траволта.

Я тайно надеялась на то, что это будет какой-нибудь литературный потомок Генри Джеймса, кого-то менее талантливого я даже не пыталась представить.

Не помню, о чем мы говорили конкретно в первый день знакомства, мы просто ощутили то, что оба нашли настоящего друга. Мы долго шли, не понимая, куда и зачем, мы чувствовали, что случилось что-то очень важное. Он сказал лишь, что работает с компьютерами и ничего более уточняющего.

Стив работал только с тем и с теми, во что (в кого) верил и любил. Он на самом деле тяжело трудился, каждый день. Он был полной противоположностью понятию “рассеянности”. Он никогда не боялся сложностей в работе, даже если результатом был не очень доволен

Она напомнила те сложные времена, когда его отстранили от работы в Apple.

Он с горечью в голосе рассказывал мне о званом президентском ужине, на котором присутствовали 500 руководителей компаний из Кремниевой долины. Стива не пригласили. Его это на самом деле ранило глубоко в сердце, но он нашел силы подняться и идти дальше. И боролся с теми воспоминаниями каждый день

Симпсон сказала, что Стив был «удивительно лояльным» и если ему нравилась рубашка он мог ее купить «от 10 до 100 одинаковых штук». Она рассказала и о его отношении к моде.

Мода это то, что кажется сегодня красивым, а уже завтра окажется уродливым. А искусство, как правило, выглядит уродливым сегодня, а завтра в нем видят немыслимую красоту

Мона рассказала и о том, как Стив искал ей «подходящего» спутника жизни.

Всякий раз, когда он видел на улице мужчину с привлекательной внешностью он кричал: «Эй, вы случайно не одинокий? Не хотели бы отужинать с моей сестрой?»

Она также рассказала, что Стив не раз говорил, что «если бы он вырос в других условиях, вполне возможно, что он стал бы математиком». Но рак, постигший Стива Джобса, быстро унес его из жизни.

В конце концов, он не мог уже позволить себе даже простые удовольствия, такие как хороший персик

Она рассказала, как он учился заново ходить со стулом после пересадки печени, и что через его жизнь прошло 67 медсестер, пока он не нашел тех трех, которые были с ним до конца его дней.

Тем не менее, Джобс продолжал зарисовывать идеи новых потенциальных продуктов.

Что я вынесла из смерти брата, так это то, что характер имеет очень важное значение: то кем он был и то, как он умер. Во вторник утром он позвонил мне и попросил поторопиться в Пало-Альто. Его голос был ласковым, милым, любящим, как у человека уже привязавшего багаж к авто и начинающего дальнее длительное путешествие, надолго и неохотно покидая родных и близких.

Я поняла одно – он над этим тоже трудился и не смерть добилась его, а он добился смерти. Он сказал мне, когда мы прощались в тот день по телефону: «Мне жаль, что мы не смогли состариться вместе, как хотели. Но я иду в лучшее место…» Я начала его перебивать, говоря: “Стоп, подожди! Я уже в такси по пути в аэропорт. Я скоро буду у тебя”, на что он ответил: “Я говорю это тебе сейчас, потому что боюсь ты не успеешь, ведь ЭТО может произойти до твоего приезда, милая”

Его семья была с ним до самого конца. Доктор давал Джобсу шанс «50/50 пережить ночь», но он пережил и смог собрать вокруг себя всю семью и друзей, всех тех, кого хотел бы видеть уходя.

Перед тем, как произнести свои последние слова, Стив взглянул на свою сестру Пэтти, потом долго смотрел на детей, затем на Лорин, а потом взгляд его скользнул сквозь их плечи вверх…

Какими были последние слова Стива?

“Oh wow! Oh wow. Oh wow…” (О, ничего себе! Ух ты. Ух ты…)

По материалам The New York Times

(2 голосов, общий рейтинг: 5.00 из 5)

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: